Попытки шведской компании ИКЕА добиться справедливости во взаимодействии с российским правосудием напоминают труд мифологического Сизифа - ИКЕА Пономарев. Долго и упорно катят скандинавы в гору свой неподъемный камень — только для того, чтобы тот в очередной раз сорвался вниз по склону. На этой неделе очередное уголовное дело о мошенничестве в особо крупном размере, где ИКЕА является потерпевшей стороной, закрыто без видимых оснований под давлением должностных лиц Генеральной прокуратуры.

Заинтересован в этом может быть лишь один человек — широко известный в узких кругах бизнесмен-«схематист» Константин Пономарев. Пономарев как свидетель обвинения давал показания по громкому «делу Магнитского» и даже получил государственную защиту, которой с успехом пользуется, продолжая разрабатывать свои схемы. При этом включения в «список Магнитского» бизнесмен счастливо избежал, хотя и попал под санкции Евросоюза.

История противостояния Константина Пономарева и ИКЕА — совершенно особый случай. Поверить в то, что один предприниматель вынуждает «ИКЕА Мос» выплачивать суммы, превышающие все годовые доходы ИКЕА в России — это невообразимо. Константин Анатольевич Пономарев благодаря своим широчайшим связям раз за разом приостанавливает иски шведской корпорации и дела стопорятся на ранних этапах, не доходя до суда.

Доколе это может продолжаться и какие у господина Пономарева дальнейшие планы — пока неизвестно. Однако предприниматель не видит в этом процессе никакой своей вины и «делать подарки» ИКЕА не намерен. А вот привлекательность России для иностранных инвесторов из-за подобных действий может сильно пострадать. Если уже не страдает.

Как возник бизнес по сдаче в аренду дизель-генераторов? Свою карьеру Пономарев начал в аудиторской компании Ernst & Young, потом стал партнером Джемисона Файерстоуна, сооснователя консалтинговой фирмы «Файерстоун Данкен», известной сегодня благодаря тому, что в ней работал Сергей Магнитский, а среди ее клиентов был фонд Билла Браудера. С партнером Пономарев поссорился в конце 1996 года. Файерстоун обвинял Пономарева в выводе из фирмы $1 млн, но потом сам был фигурантом расследования.

Другой знакомый иностранец привлек Пономарева инвестором в бизнес, связанный с поставками строительной техники, так бывший аудитор стал заниматься в том числе сдачей в аренду дизельных генераторов. Позже это стало его основным бизнесом (с иностранцем Пономарев расстался в 2003 году и продолжил работать сам).