«Мир-село и его обитатели» в новой книге Алексея Шепелёва

19:57, 28 февраля
Культура

В издательстве «ЭКСМО» вышла новая книга известного российского писателя Алексея А. Шепелёва

Алексей Шепелёв, уроженец Тамбовской области, уже год живёт в нашем городе. Автор нескольких книг, выпущенных в крупных издательствах Москвы и Санкт-Петербурга, в том числе романа «Maxximum Exxtremum», вошедшего в рейтинг самых обсуждаемых книг года журнала «Соль» (Пермь), а также фактически документальной книги «Москва-bad. Записки столичного дауншифтера», презентация которой состоялась в Анапе два года назад.

Писатель является обладателем учреждённой «Независимой газетой» премии «Нонконформизм», международной премии им. Д. Бурлюка, лауреатом журнала «Север» (Петрозаводск), финалистом российских литературных премий «Дебют», Андрея Белого и других. Член Союза писателей Москвы, кандидат филологических наук (исследователь творчества Достоевского и Набокова). Постоянный автор столичных и других журналов и альманахов: «Дружба народов», «Новый мир», «Волга» (Саратов), «Нева» (СПб.), «Русская проза» (СПб.), «День и ночь» (Красноярск), «Черновик» (Нью-Джерси), «Reflections» (Чикаго), «Пигмалион» (Кустанай, Казахстан), газет «Литературная Россия», «НГ-Ex Libris», сайтов «Рабкор», «Лиterraтура», «Перемены», «Культурная Эволюция», «Частный корреспондент» и мн. др.

В середине двухтысячных Захар Прилепин назвал Алексея Шепелёва «самым загадочным» и «самым европейским» писателем России. «Шепелёв, - пишет Прилепин в 2012 году в своём сборнике литературной критики «Книгочёт», - обладает… редким качеством: у него на фоне звериной серьёзности наших современников… всё замечательно с самоиронией». Павел Крусанов говорит об авторе нашумевшего романа «Maxximum Exxremum» как о «чумовом гении, вылупившимся из земляной русской цивилизации». «Не знаю, как для вас, для меня, дорогие читатели, Алексей А. Шепелёв – знaчимая личность…» - признаётся Евгений Попов. Анатолий Курчаткин отмечает, что «в его повестях и рассказах есть нерв, драйв», что писатель может мастерски завлечь читателя рассказываемыми эпизодами. Вадим Левенталь пишет о языке шепелёвской прозы как о «литературном чуде».

Только что вышедшая в крупнейшем издательстве страны новая книга – новый этап в творчестве уже зрелого прозаика. Согласно издательской аннотации, «Мир-село и его обитатели» – рассказы и размышления о современном крестьянском мире России, честно и с иронией, без придыхания и патоки описывающие его состояние и развитие. Книга А. Шепелёва станет настоящим открытием для тех, кто хочет составить собственное представление о жизни русских людей».

В начале февраля повесть «Мир-село и его обитатели» вошла в длинный список общероссийской литературной премии «Национальный бестселлер» сезона 2016-2017. На официальном сайте премии Алексей Шепелёв представляет город Анапа, конкурируя в лонг-листе с такими известными собратьями по перу, как Виктор Пелевин, Захар Прилепин, Алексей Иванов. Книга также выдвинута на престижную премию «Большая книга» и ряд других.

Книга уже поступила в магазины страны, доступна она также в онлайн-магазинах: «Озон»«Лабиринт»«Book24»«Вайлдберриз»«ЛитРес».

Планируются презентации в Москве, Тамбове и других городах. Уже не раз радовавший своим артистичным чтением анапских любителей изящной словесности, выступавший также в Краснодаре, автор планирует представить свою новую книгу в нашем городе (в кофейне «От А до Я» и Центральной библиотеке) в конце марта. Следите за анонсами, а пока рубрика «КульТерра» предлагает вам прочесть отрывок из повести «Мир-село и его обитатели».

АШ Мир-село и его обитатели обложка

Коля Глухой

В кои-то веки мы сидели в саду всем семейством, поедая шашлыки. Темнеет тут быстро, всё становится чёрным, будто бы отражение чернозёма. Даже угли уже почти совсем потухли, но мимо рта не пронесёшь… Природа стихла, человеческие звуки далеко различимы…

И вот совсем близко, по дороге вдоль заросшего сада, залишился, как у нас говорят, кто-то с песнями. «Птица щастья завтрешнего дня, выбери меня, вы-бери меня!..» - хрипловато, как-то утрировано (но не надрывно) орал он. Мы с женой Аней (ещё одна А. Шепелёва!) сразу засмеялись. «Коля Глухой идёть пьянищий, - пояснили родственники, - щас, наверно, к нам завернёт, в окна долбить будет, самогон ему подавай!»

Наш дом первый от дороги, в самом центре, на пересечении всех путей, все так и лезут… Есть, правда, ещё более крайний дом, но он заброшен. Несколько лет назад там был пожар, у моего дебёлого одноклассника по пьяни сгорело двое детей. Как тут не поверить в плохую энергетику. В 1962-м или 63-м, кажется, году, бабушка рассказывала, там тоже случился пожар от сбитой в ссоре керосинки, стена, с плётнём каким-то, была смежной с нашей, из-за чего полностью сгорели оба дома. Построили заново. На моей памяти там всё было хорошо, Перекус приезжал к своей бабке, снаружи выбелили, внутри отделали, оградку разнесли, но как-то приехал её сынок-алкаш, завёл ночью бучу, выкатил газовый баллон: «Я щас вас всех взорву!» (это очень часто используется), потом поджигать в сарае что-то стал. Пожар не состоялся, а сам он повесился в сенях.

Песня всё крепла (повторялся в основном рефрен и какие-то обрывки), потом послышался звук резко распахнутой калитки и довольно долго, минут пятнадцать, он долбил в окна и выкрикивал «Саньк!», хотя в доме и свет не горел. Мы с Аней прыскали, стараясь не привлечь внимания, вполголоса.

«Да что вы стесняетесь, он же глухой! - пояснили нам, - сам идёт, самому себе поёт, глазищи залил, на остальных ему до лампочки». А как же он определяет в темноте, да ещё по такой грязюке, куда идти? – спросили мы, - ведь и на лампочку не пойдёшь, потому что её нет. «Эхолокация!» - ответил братец неожиданно научным термином, боле того, все поняли и рассмеялись.

Вот так и человек, размышлял я, коли совершит что-то паскудное, то и второй раз ему проще, и зудит до третьего. И что поделаешь с таким плохим домом – с землёй не сравняешь, освятить бы. Единственное оружие – теперь именно у нас в терраске иконы – по сути, всё, что осталось от разрушенной церкви. В советское время повелось с ними хоронить, а хранились они у старой бабки Веры, имевшей с этого даже кое-какой мелкий доход; потом домик её купили бабушке, и иконы тоже стояли в сенях в кладовке (вообще-то тут нужно более почётное место), бабушка, тоже сбирая копеечную мзду, отдавала их подновлять заезжему Коле-художнику, но он сильно пил и оказался совсем не сведущ в несветских сюжетах… а теперь вот и к нам перешли, хотя тоже в углу в терраске…

Недавно меня приглашали на круглый стол по проблеме, как автор себя ощущает в литературном процессе и должен ли он реагировать на читательский вкус (сформулировано было, конечно, куда замысловатее). Не любитель теоретичностей и пустозвонства, я всё думал, что сказать, и решил поведать историю о бредущем и поющем в темноте. Николай Глухой! Встречайте! Вот это, понял я, и есть модель писателя. Такого вы ещё не слышали!

Благо, что на диспут я тогда не попал. Зато вот я опять в деревне… «Птица щастья завтрешнего дня, выбери меня!..» - горланит он от души своё излюбленное, и мне тоже почему-то радостно.

Новости по теме

Отзывы и комментарии

Авторизация
или
Ещё не зарегистрированы?
Регистрация
Зарегестрируйтесь на сайте и используйте
возможности сайта на 100%
или
Уже зарегистрированы?
Забыли пароль?
Введите E-mail и вы получите письмо со ссылкой для создания нового пароля