Драматург Юлия Тупикина: «Использовать театр для развлечений - это все равно, что забивать микроскопом гвозди»

C драматургом из Анапы Юлией Тупикиной, чья пьеса «Вдох-выдох» вошла в тройку лучших, написанных в этом году, городской портал Anapa.Life поговорил о цензуре в искусстве, о том, что такое безопасные пьесы и какова миссия современных театров.

– Ваша пьеса «Вдох-Выдох» попала в список лучших в 2016 на конкурсе драматических произведений «Кульминация». Как проходил отбор?

– Для того, чтобы попасть в «Кульминацию», нужно было поучаствовать в любом другом драматургическом конкурсе, там победить. И далее жюри отбирало одну-две пьесы из своего шорт-листа для их участия в «Кульминации». В общем-то, непростой и длинный путь нужно было пройти. Пьеса «Вдох-выдох» попала на «Кульминацию от конкурса «Действующие лица».

– Вы по образованию журналист?

– Да. И кинодраматург. Это образование я получила после журналистского. Я не так давно стала писать пьесы – с 2012 года.

– Вам помогла журналистика в профессии драматурга?

– Конечно. Высшее филологическое образование всегда помогает писать тексты. Нас учили хорошей литературе – и зарубежной, и русской. Был огромный объем чтения. Это было хорошее литературоведческое образование.

– Я имею в виду не образование, а профессию журналиста. Например, драматург Сергей Медведев говорит, что когда он стал журналистом, через него проходило множество людских историй и это подтолкнуло его писать пьесы. У вас чего-то подобного не было?

– Нет, потому что я довольно быстро перестала заниматься журналистикой и занималась пиаром. Но людские истории проходили через меня, как через обычного человека, который просто живет среди людей.

– Был какой-то момент, после которого вы поняли, что хотите писать пьесы?

– Да, был. Я случайно попала на фестиваль «Любимовка» в Театре.Док, и меня он впечатлил. И я подумала, что это какая-то очень настоящая, живая литература. Очень современная и свободная. Я поняла, что хотела бы очутиться на этом фестивале в качестве участника. Но единственный способ, чтобы на этом фестивале прочитали пьесу – это написать ее. А я тогда не написала еще ни одной и вообще не была увлечена театром. Но фестиваль «Любимовка» развернул меня на 180 градусов. Первая пьеса была очень слабая, графоманская, естественно, ее ни один конкурс не заметил. Но через год я действительно попала на «Любимовку» в театр.doc с пьесой «Ба».

– Это была большая удача для вас?

– Конечно, я была новичок и такого стремительного успеха не ожидала. Но первый фестиваль, на котором меня заметили, случился еще раньше. Это был фестиваль «Евразия» в Екатеринбурге. Его организовал Николай Коляда (известный драматург и театральный режиссер – прим. авт.) Там была представлена моя пьеса «Бэби-Блюз», она про матерей, которые испытывают послеродовую депрессию. И она тоже имела успех.

– Вы используете современную технику вербатим при написании пьес?

– Вербатим – это как раз и есть журналистика. Только ты не задаешь вопросы, а просто слушаешь монологи людей, а потом ты можешь сделать из этих монологов как документальную пьесу, так и художественную. Но я не люблю документальный театр за редкими исключениями. Например, мне понравился документальный спектакль о бездомных«Неприкасаемые», который поставил Михаил Патласов в Санкт-Петербурге . В нем играют реальные люди. И все тексты там – это настоящие диалоги и монологи, а все истории – реальные.

– Какова, на ваш взгляд, миссия, цель театров сегодня?

– Это заниматься современностью, настоящим временем. Не в стотысячный раз ставить Шекспира, Чехова, Островского, а говорить о современных людях и проблемах. Это не то, что бы обязанность театра, это его предназначение. Собственно, ради этого и был создан античный театр. А сейчас все чаще стараются ставить безопасные произведения классиков. Это для режиссера территория, на которой его не будут трогать. Многие театры вообще не замечают современных драматургов. Они не интересуются новыми именами, шорт-листами драматургических конкурсов. Для них идеальная пьеса- это комедия 19 века с бородатыми шутками, и миллион раз уже поставленная, типа «Ханумы». Миссия искусства – не развлекать, а задавать вопросы. Использовать театр для развлечений-это все равно, что забивать микроскопом гвозди.

– Вы сказали слово «безопасный». Вы считаете, что у нас есть темы, которые опасно поднимать?

– Да у нас таких тем полно! У нас к тому же свирепствует жуткая пропаганда. Сейчас о многих вещах говорить опасно. Посмотрите, что происходит со спектаклем «Все оттенки голубого», который поставил Аркадий Райкин. (спектакль заподозрили в нарушении запрета о гей-пропаганде – прим. авт). Без конца жалобы на этот спектакль. Жалобы от оскорбленных православных и других, кто понял, что сейчас прекрасное время для того, чтобы доносить и запрещать. Так что безопасное искусство – это когда ты не высовываешься с какой-нибудь острой темой. Мы могли бы сейчас, как вся Европа поднимать темы гендера и мультикультурализма, а мы возвращаемся в Средневековье.  Мы наблюдаем, как государство поощряет таких душевнобольных, которые называют себя православными и прикрываются верой. Тем более, с таким патриархом, как у нас, это стало очень легко делать. Например, спектакль режиссера Константина Богомолова «Гаргантюа и Пантюгрюэль» вызвал у многих зрителей в Красноярске возмущение. Так называемые верующие были оскорблены текстом Франсуа Рабле. Они обвинили во всем режиссера, хотя он просто взял самые интересные хрестоматийные части произведения и поставил спектакль. Вообще все движется к тому, что скоро в театрах будут ставить героические пьесы про Сталина, Ленина, Путина и так далее.

– А в Анапе с театром все плохо?

– Не то что плохо – здесь его вообще нет. В каком-нибудь Минусинске (город в Красноярском крае – прим. авт)  на 60 тысяч человек есть театр, который получает «Золотые маски»,  а Анапа – абсолютно не театральный город. Есть здание театра, но там вместо театра работают детские танцевальные секции. Кубань, конечно, территория очень своеобразная. Здесь люди из станиц, и они хотят видеть свою станичную культуру. А станичная культура - это пьеса «Свинарка и пастух». Все! Это потолок. Я не говорю про всех жителей Кубани, я говорю про большинство, которое всех подавляет. Я живу в Анапе, но все культурные интересные события посещаю в других городах.

– А в Анапе вы не хотите развивать театральную жизнь?

– Нет, мне это не интересно. Я не менеджер и не продюсер. Я драматург. Моя задача – тихо сидеть дома и писать пьесы. А театральную жизнь в Анапе пусть развивает кто-то другой.

Фото: из личного архива драматурга.

Автор
(0 оценок)
Актуальность
(0 оценок)
Изложение
(0 оценок)

Отзывы и комментарии

Написать отзыв
Написать комментарий

Отзыв - это мнение или оценка людей, которые хотят передать опыт или впечатления другим пользователями нашего сайта с обязательной аргументацией оставленного отзыва.
 
Ваш отзыв поможет многим принять правильное решение

. Пожалуйста, используйте форму отзывов для оценок и рецензий, для вопросов и обсуждений - используйте форму комментариев, а не отзывов

Не допускается: использование ненормативной лексики, угроз или оскорблений; непосредственное сравнение с другими конкурирующими компаниями; безосновательные заявления, оскорбляющие деятельность компании и/или ее услуги; размещение ссылок на сторонние интернет-ресурсы; реклама и самореклама.

Введите email:
Ваш e-mail не будет показываться на сайте
или Авторизуйтесь , для написания отзыва
Автор
0/12
Актуальность
0/12
Изложение
0/12
Отзыв:
Загрузить фото:
Выбрать

Комментарии предназначены для общения, обсуждения и выяснения интересующих вопросов. Для оценок и рецензии используйте форму отзывов